. Смех — страх — нежность

. Смех — страх — нежность

Слабак и сладкоежка, неженка с девичьими ресницами, тонкий эстет, умеющий только сочинять, и ничего больше, бросил вызов своему страшному веку и остался в памяти потомков как поэт, осмелившийся противостоять сталинщине. Ведь правда, кто еще, кроме него? Ну да, писал Максимилиан Волошин в своем Коктебеле обличительные, обжигающие вирши, но кто их или о них тогда слышал? А Мандельштам свои стихи о Сталине читал вслух, другое дело, что друзья-поэты, тот же Пастернак, боялись слушать. И действительно, поступок самоубийственный, как и такие строчки: А ведь как хотелось просвистеть жизнь щеглом, как мечталось о другой жизни — вольной, сладкой, веселой, с морем, с югом, с природой и прекрасными памятниками архитектуры, к которым так тянулась его душа! Как хотелось писать гармоничные, полные покоя и лени стихи:

«Я ненавижу свет», анализ стихотворения Мандельштама

Спокойно дышат моря груди, Но, как безумный, светел день, И пены бледная сирень В черно-лазоревом сосуде. Да обретут мои уста Первоначальную немоту, Как кристаллическую ноту, Что от рождения чиста! Останься пеной, Афродита, И слово в музыку вернись, И сердце сердца устыдись, С первоосновой жизни слито! За радость тихую дышать и жить Кого, скажите, мне благодарить? Я и садовник, я же и цветок, В темнице мира я не одинок.

Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго.

Беспощадную не только по отношению к власти и ее идеологии, но и к себе и людям своего круга, не сумевшим противопоставить идеологии мировоззрение. У человеческой щепки, даже самой заурядной, есть таинственная способность направлять поток. Щепка сама захотела плыть по течению и лишь слегка обижалась, когда попадала в водоворот.

Каждый из нас в какой-то степени участвовал в том, что произошло, и открещиваться от ответственности не стоит. Мы были абсолютно бессильны, но при этом легко сдавались, потому что не знали, что нужно защищать. Роковыми были е годы, когда люди осознали не только свою беспомощность, но еще превознесли ее и объявили устаревшим, смешным, нелепым всякое интеллектуальное, нравственное, духовное сопротивление.

Оно стало признаком отсталости — нельзя сопротивляться неизбежному:

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни к нам бросает с высоты — И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор, когда-то, мерил ты — Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха

Такую возможность Мандельштам и передал нам — только это, вовсе не не оставляющий тебя и через после его гибели страх за автора.

Родненькая, я хожу по улицам московским и вспоминаю всю нашу милую трудную родную жизнь. Письмо Надежде Мандельштам от 17 марта года [1] Язык булыжника мне голубя понятней… Вступление Эта книга о поэте и городе — о поэте-горожанине. Недавно закончился ХХ век, наше и его столетие. век все еще уходит от нас; подобно поезду, набирающему скорость, он скользит вдоль перрона, утягиваясь в дождливую темноту вечности, и мы поднимаем руки в прощальном жесте, и печально улыбаемся, и вглядываемся в лица за окнами состава.

ХХ век уходит по календарному расписанию, но он еще нас не покинул. Это был век Города. Город, его дух, его культура, его власть определяли все.

Надежда Мандельштам страх1

Людовик больше не на троне. Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть?

О таком забвении Мандельштам говорит в стихотворении того же, года : . Страх смерти у раннего Мандельштама - это страх уйти из жизни.

Непростой оказалась и послереволюционная биография большинства писателей. Почти все эти имена на долгие десятилетия были преданы забвению. Все эти поэты считались врагами народа, а их литературная деятельность не только бесполезной, а вредной и пагубно влияющей на умы советских людей. Не менее загадочной и трагичной была судьба русского поэта Осипа Мандельштама, имя которого в СССР оставалось под строжайшим запретом еще целых 20 лет после его смерти.

Можно ли назвать смерть Осипа Мандельштама смертью? Какова причина смерти великого поэта? Смерть пришла к нему в сталинских лагерях. Он был репрессирован за стихи, уничижительно рисовавшие Сталина. Мы живем, под собою не чуя страны, Наши речи за десять шагов не слышны, А где хватит на полразговорца, Там припомнят кремлевского горца. Его толстые пальцы, как черви, жирны, И слова, как пудовые гири, верны, Тараканьи смеются глазища А вокруг него сброд тонкошеих вождей, Он играет услугами полулюдей.

Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет, Он один лишь бабачит и тычет. Как подкову, дарИт за указом указ — Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз. Что ни казнь у него — то малина И широкая грудь осетина.

Ирина Бушман - Поэтическое искусство Мандельштама

, 26Мы просто щепки, и нас несет бурный, почти бешеный поток истории Среди щепок есть удачливые, которые умеют лавировать - то ли найти причал, то ли вырваться в главное течение, избежав водоворотов. А что поток уносит нас черт знает куда, в этом мы неповинны:

Египетская марка - Осип Мандельштам Избранные стихотворения - Осип Мандельштам Дети Арбата. Книга вторая «Страх» - Анатолий Рыбаков.

На головах царей божественная пена. Когда бы не Елена, Что Троя вам одна, ахейские мужи? Как землю где-нибудь небесный камень будит, - Упал опальный стих, не знающий отца; Неумолимое — находка для творца — Не может быть иным — никто его не судит. Чувствую плоть небесного камня, разбудившего землю. И от этого какой-то космический ритм в политических стихах, какая-то вещая сила в проклятиях и пророчествах: И открыты ворота для Ирода Он пишет, конечно, не так, как Белый или Блок, но ведь и не так, как Гумилев, и не так, как Ахматова.

Он пишет, как Мандельштам. И возникали стихи, более темные, загадочные, полные намеков на несказанное, чем самые темные и загадочные стихотворения Блока. Первое стихотворение написано как положено. Все в нем зримо, пластично, акмеистично. Преисподняя становится уютным, изящно прибранным будуаром: Когда Психея-жизнь спускается к теням, В полупрозрачный лес, вослед за Персефоной, Слепая ласточка бросается к ногам С стигийской нежностью и веткою зеленой.

Навстречу беженке спешит толпа теней, Товарку новую встречая причитаньем, И руки слабые ломают перед ней С недоумением и робким упованьем.

Осип Мандельштам — «Паденье — неизменный спутник страха...»

И опять же, если у Маяковского бунт как таковой, то для Мандельштама бунтовать - значит строить готический собор. Мысль эта с полной отчетливостью выговорена им в статье"Утро акмеизма" ок. Текст этот мыслился как манифест акмеизма, но был отвергнут Гумилевым и Городецким. Исследователи давно обратили внимание на взаимосвязь разбираемого нами стихотворения и этой статьи.

x x x. Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха .

О, вещая моя печаль, О, тихая моя свобода И неживого небосвода Всегда смеющийся хрусталь! Все большое далеко развеять, Из глубокой печали восстать. Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю Оттого, что иной не видал. Я качался в далеком саду На простой деревянной качели, И высокие темные ели Вспоминаю в туманном бреду.

Узор отточенный и мелкий, Застыла тоненькая сетка, Как на фарфоровой тарелке Рисунок, вычерченный метко, Когда его художник милый Выводит на стеклянной тверди, В сознании минутной силы, В забвении печальной смерти. У тщательно обмытых ниш В часы внимательных закатов Я слушаю моих пенатов Всегда восторженную тишь.

Какой игрушечный удел, Какие робкие законы Приказывает торс точеный И холод этих хрупких тел!

Осип Мандельштам в бореньях с веком-волкодавом

Некоторые исследователи трактуют стихотворение как символистское, воспринимая однообразные звёзды как поэтов — современников Мандельштама, Жанр стихотворения — философская лирика Тема, основная мысль и композиция Акмеисты воспринимали слово как материал, камень, из которого возводится здание, а себя сравнивали с зодчими. Предназначение поэта — заполнять пустоту неба, как это делает готический шпиль, прокалывая небо. Организм человека сравнивается с замысловатой конструкцией собора, оба бесконечно сложны.

Тема стихотворения — диалог с символистским мировосприятием о человеческом бытие.

Осип Эмильевич Мандельштам был одной из центральных фигур среди русских поэтов . с высоты, // И камень [слово] отрицает иго страха». Монах .

Бушман Ирина Николаевна . Илья Эренбург свидетельствует также о мастерском умении Мандельштама смешить других, даже при далеко не смешных ситуациях. Гумилев называл Мандельштама ходячим анекдотом. Не отрицая ни остроумия, ни смешливости Мандельштама, Адамович поясняет: Для Мандельштама смех, не горький, саркастический, а искренний, из души рвущийся смех, был не столько зависящим от внешних обстоятельств, сколько чем-то самостоятельным, заставляющим отступать на задний план не только серьезность, но и грусть и даже страх.

Есть много видов страха, от священного трепета перед Божеством до дрожи отвращения при виде паука. Мандельштам защищался от хаоса бытом… Быт Мандельштама заключался в его любви к самым простым вещам: Возмущенный злом, Мандельштам был способен совершить самые неожиданные и самые опасные поступки и не задумывался над тем, к чему они его приведут.

"Паденье - неизменный спутник страха..."

Лучшие стихотворения Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Семья Мандельштама была, по его словам, А в комнате опального поэта Дежурят страх и муза в свой черед. И ночь идет, Которая не ведает.

Облеченные в камень и стыд; Ночь, сырая от слез, и невинный, Молодой, легконогий Давид, И постель, на которой несдвинутый Моисей водопадом лежит, — Мощь свободная и мера львиная В усыпленьи и в рабстве молчит. И морщинистых лестниц уступки В площадь льющихся лестничных рек, — Чтоб звучали шаги, как поступки, Поднял медленный Рим—человек, А не для искалеченных нег, Как морские ленивые губки. И открыты ворота для Ирода — И над Римом диктатора—выродка Подбородок тяжелый висит. В иностранных кругах Рима отмечают, что решения Большого фашистского совета означают фактический перевод всей страны на военное положение.

Общий пафос эрен—бурговского фельетона знаменательно совпадает с пафосом разбираемого Мандельштамовского стихотворения, которое М. Гаспаровым было пересказано так: Он понимает, что рядом с ним — дикарь. Даже дикари—марокканцы кажутся мудрецами и учеными, дикарь с зубной щеткой и противогазом. Там он назвал свою фамилию и спросил, нет ли для него чего—нибудь, поскольку срок его высылки кончился.

Осип Мандельштам. Паденье — неизменный спутник страха...


Comments are closed.

Жизнь вне страха не только возможна, а полностью достижима! Узнай как полностью избавиться от страха, нажми здесь!